Приключения Бруталино

Джузеппе шёл седьмой десяток, но выглядел он внушительно: двухметровый, седой как лунь амбал мог дать фору большинству молодежи в Семье. Разве что его нос сизого цвета выдавал пагубную привычку приложиться к бутылке.
– Карлито, – сказал Джузеппе, – ходят слухи, что в наш город приехал театр. Называется “Живые куклы”.
– Уж не хочешь ли ты пригласить меня на представление? – хрипло рассмеялся Карло, которого в Семье уважительно называли “Папой”, – Мы не министерство культуры, не меценаты. Мы не курируем шоу-бизнес, какой там у нас может быть интерес?
– Мои источники сообщили, что владелец театра, сеньор Баллоди, более известный как Пидорас Балабас, приторговывает кокаином среди богемы, а нам не платит ни лиры.
– Это жадность и неуважение… Пошли к нему кого-нибудь из ребят. Например, того парнишку… как там его… Бруталино. Пусть поговорит и сделает ему предложение, от которого невозможно отказаться.
– Карло, но он же деревянный на всю голову!
– Джузеппе, ты считаешь, что человек, которого называют “балабасом”, – “Папа” толерантно пропустил другое определение, – прямо так возьмёт и выдаст нам чемодан наличных? Такие люди понимают только грубую силу. Зато ты вспомни, какую услугу этот мальчик оказал нам в войне с другими семьями. Ему нужно показать наше доверие.
Джузеппе прекрасно помнил… Засада в переулке. Людей Карлито в первой машине расстреляли из “Томпсонов” в упор. Карло во втором автомобиле тоже зацепило, но верный Джузеппе выволок его из машины, уже ни на что не надеясь, так как налетчиков было четверо. И в этот момент самый зеленый и бестолковый из мафиози, выскочил из автомобиля и открыл огонь из двух пистолетов “по-македонски”.
Поступок глупый и рискованный. Парень стоял, словно деревянная кукла у всех на виду, и методично расстреливал нападавших, совершенно не заботясь о собственной безопасности. Удивительно, но он сам тогда не получил ни царапины. И самое главное – это сработало, сохранив жизни Джузеппе и Карло…
– Джузеппе… В нашем деле верность иногда ценится дороже ума. Возьми своих быков: ушатают на ровном месте за косой взгляд, если ты не дашь им команду “стоять”. Но ведь они не раз обнаруживали лёжки снайперов и засады, при этом руководствуясь исключительно опытом и инстинктами. Инстинкты – это как раз то, чего иногда не хватает умным людям вроде нас с тобой. Собачьего чутья. А опыт… Опыт приходит со временем вне зависимости от желания. Просто кто-то до него доживает, а кто-то – нет.
Я всё сказал. Иди.
Карло откинулся в кресле и уставился в потолок, показывая, что разговор закончен.
***
Задание было предельно простым и чётким: найти директора театра, который мало того, что славился нездоровыми сексуальными пристрастиями, так ещё торговал кокаином на территории Семьи и не платил Папе.
Когда-то в детстве Бруталино подарили деревянную куклу. Забавного мальчишку с большим носом, в полосатой рубашечке и таких же полосатых чулочках.
Бруталино давно уже вырос и даже несколько раз примерил на себя полосатую рубашечку в тюрьме, но испытывал ностальгию по босоногому детству и по любимой игрушке.
Пусть тяжелой и деревянной, но такой родной. Жаль, что однажды она сгорела в печке бродячего кукольного театра, где его непутевая мамаша нашла очередного любовника. Эта детская травма изуродовала психику ребёнка, который с тех пор возненавидел и актёров, и кукольные театры.
Бруталино сжал кулаки и ускорил шаг.
***
Перед театром собралась приличная толпа, что предвещало возможный аншлаг. Пользуясь этим обстоятельством, прямо перед входом расположились двое нищих: усатый мужик в засранном пиджаке с мордой, напоминающей блудливого кота и синюшного вида баба с драным лисьим манто, обёрнутым вокруг шеи. На морде усатого красовались “слепые” очки, а его товарка опиралась на костыль.
– Подайте на пропитание бедным калекам, – заныла синявка в тот момент, когда мимо неё проходил Бруталино.
Свою ошибку она осознала быстро, но сделать ничего не успела, получив мощный тычок в грызло. Бруталино сгрёб деньги из валявшейся на дороге покоцаной шляпы, принадлежавшей, по-видимому, “слепому”. Самого же слепца поднял за ногу и хорошенько выписал ему коленом в харю: шустрый усач, моментально прозрев, успел запихать себе в пасть часть бабла. Монеты с весёлым звоном покатились по асфальту сквозь выбитые зубы.
– Ты. И ты. Запомните, мрази: в этом городе нищенствовать можно только с разрешения Папы. И за это надо платить. А с теми, кто работает без разрешения, случаются неприятности… Ещё раз попадётесь мне на глаза – выбитыми зубами не отделаетесь. Брысь отсюда, шваль.
Нищих как хуем сбрило.
***
Маэстро Баллоди был человеком искусства. Эпатажным и богемным. В разгар театрального представления, он обожал неожиданно выскочить на сцену в блестящем синем костюме с огромным вырезом на заднице, и начать декламировать свои бессмертные и гениальные, как он считал, стихи. Балабас был уверен, что этот милый перфоманс нравится зрителям и благотворно действует на кассовый сбор.
Впрочем, основной доход в виде торговли наркотиками, приносил ему гораздо больше денег, но без “белой” ширмы действовать было рискованно…
Сейчас Баллоди сидел в позе роденовского мыслителя на сральнике и натужно сочинял очередную нетленку. Размышления прервала вырванная вместе с петлями дверь. В проеме стоял здоровенный мужик, красивый и брутальный, как и любил блудливый Балабас. Вот только в руке у него вместо фаллоимитатора, находился “глок” с глушителем.
– Ну что, здорово, сука. Еле тебя, пидораса, нашёл, – произнес громила и недобро ухмыльнулся.
Гузно Балабаса моментально сжалось так, как не сжималось даже в покрытые плесенью времена анальной девственности. По шее предательски побежала струйка холодного пота.
– Я тут с тобой за дело говорить пришел, педрила. Про Карло слышал? Ты кто, блять, такой, чтоб нарушать Папины правила? Марафетом торгуешь, паскуда и не делишься? Ты-ж ростом с велосипед и жрешь из собачьей плошки, падла.
После чего ухватил маэстро за шкирку и прямо так, со спущенными портками и болтающимся сзади недосранным котяхом, потащил в директорский кабинет. По дороге из штанов Балабаса вывалилась крупная связка ключей, немедленно подобранная громилой. В ней, среди прочих, особо выделялся крупный ключ ярко-жёлтого цвета красивой формы.
– В общем, слушай сюда. Это предупреждение. Первое и последнее. А для того, чтобы оно лучше до тебя, гнида, дошло, ты сейчас расскажешь мне, где находится сейф с баблом…
***
Час спустя, Бруталино появился в особняке Карло с небольшим стальным сейфом на плечах и тем самым ключом.
– Сделано, босс.
Карло потянулся было за ключом, но потом подозрительно втянул носом воздух и отдёрнул руку.
– Бруталино, мальчик мой, что ты с ним делал?
– Ничего такого, Папа. Клиент не хотел говорить, где у него спрятан сейф. Пришлось хорошенько разогреть этот ключик в камине и пару раз провернуть у него в заднице. Третьего оборота даже не понадобилось: выложил всё, как на духу, только ещё раз обосрался…
– Мальчик мой, – перебил его Карло, – мне незачем знать такие подробности.
Карло взял ароматный ключ и вставил в замочную скважину сейфа.
Ведь деньги, как известно, не пахнут…

Load More In Наслаждайся жизнью.